Уважаемые коллеги, обращаем Ваше внимание на очередное изменение позиции правоприменительных органов (ФНС России, Верховный суд) по отдельным вопросам налогообложения не в пользу налогоплательщика:

= По вопросу применения пониженной ставки налога на имущество в отношении магистральных трубопроводов, линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов (п.3 ст. 380 НК РФ).
Как показывает арбитражная практика за последние полгода, Верховным судом определен обязательный определяющий признак при применении налоговых ставок согласно п. 3 ст. 380 НК РФ по налогу на имущество организаций - это участие имущества налогоплательщика в процессе передачи электрической энергии третьим лицам. Если у организации на балансе числятся объекты, поименованные в Постановлении Правительства РФ от 30.09.2004 N 504 [1], но используются исключительно для обеспечения собственных нужд предприятия, то, по мнению, судебных органов оснований для применения пониженной ставки нет. Например, Определения Верховного Суда РФ от 16.03.2018 N 309-КГ18-756, от 07.03.2018 N 307-КГ18-3, от 07.11.2017 N 306-КГ17-15755, от 11.10.2017 N 307-КГ17-14399 и другие.

= По вопросу применения льготы по налогу на имущество в отношении нежилых зданий, которым присвоен высокий класс энергоэффективности, что подтверждается энергетическим паспортом объекта (п.21 ст. 381 НК РФ).
Верховный Суд РФ в определении от 17.04.2018 N 305-КГ18-501 (направлено для сведения Письмом ФНС России от 24.04.2018 N БС-4-21/7840) сделал вывод, что действующим законодательством РФ не установлены правила определения классов энергетической эффективности нежилых зданий. Поэтому к ним не применяется льгота по налогу на имущество организаций, предусмотренная п.21 ст. 381 НК РФ. Применение энергетических паспортов в качестве доказательства соответствия условиям рассматриваемой льготы, в отсутствие критериев для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений, является неправомерным.
Аналогичный вывод приводится и в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 15.11.2017 N Ф05-13841/2017 по делу N А41-90181/2016 (направлено для сведения Письмом ФНС России от 28.11.2017 N БС-4-21/24044@).

= По вопросу возмещения НДС.
Определением Верховного Суда РФ от 12.03.2018 N 303-КГ17-20685 суд признал позицию ФНС России в отказе в вычете НДС в рамках работ на основе инвестиционного контракта правомерным, указав  на отсутствие у налогоплательщика статуса инвестора.
По мнению налогоплательщика, именно он является инвестором строительства, соответственно, имеет право заявить налоговые вычеты по НДС на основании счетов-фактур, выставленных подрядными организациями.
Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, он выполнял функции заказчика - застройщика цементного завода, строительство которого осуществлялось за счет денежных средств (инвестиций), предоставляемых в соответствии с условиями инвестиционного контракта инвесторами (учредителями налогоплательщика). Поскольку дополнительные вклады с целью увеличения уставного капитала учредителями не были внесены, оснований считать данные денежные средства принадлежащими налогоплательщику не имеется.
При реализации инвестиционного договора денежные средства, полученные заказчиком от инвесторов, не рассматриваются в соответствии с подп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ как средства, связанные с реализацией товаров (работ, услуг), следовательно, объект налогообложения НДС у заказчика отсутствует, как и право на применение налогового вычета по НДС. Заказчик обязан составить сводный счет-фактуру и представить его инвестору, который вправе заявить вычет по НДС с учетом его доли инвестирования.
Принимая во внимание, что в рамках налоговых проверок целевые займы, предоставляемые материнскими организациями на строительство или покупку объектов капитальных вложений, зачастую переквалифицируются налоговым органом в инвестиционные договора, присутствуют риски тиражирования приведенной судебной позиции на вопрос правомерности возмещения НДС по таким переквалифицированным сделкам.

= По вопросу применения страхового тарифа по социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
При определении размера страхового тарифа представителями ФСС РФ, в рамках промышленно-производственных предприятий, имеющих многоступенчатые технологические процессы производства готовой продукции, например, добыча полезных ископаемых и их последующее обогащение, в качестве основного вида деятельности из нескольких осуществляемых выбирается тот, что имеет наибольший класс профессионального риска. В частности, за последние два года имели место массовые проверки ФСС РФ предприятий горного комплекса с применением такого подхода и формированием отрицательной арбитражной практики. Например, Определения Верховного Суда РФ от 31.07.2017 N 302-КГ17-9250 по делу N А33-22071/2015, от 28.10.2016 N 302-КГ16-13791 по делу N А33-11268/2015 и другие.
Так, в деле №А33-22071/2015 организацией – страхователем, осуществляющим добычу и аффинаж лигатурного золота, был определен страховой в размере 1,1%, который установлен для вида деятельности "Производство драгоценных металлов" (10 класс профессионального риска). ФСС РФ и судебными органами сделан вывод, что применяться должен страховой тариф в размере 3,7%, предусмотренный для вида деятельности «Добыча руд и песков драгоценных металлов» (23 класс профессионального риска).

Рекомендуем ознакомиться с указанными выше Определениями Верховного Суда РФ и оценить актуальность высказанной позиции применительно к операциям Вашей организации в целях минимизации налоговых рисков.

 

[1] Постановление Правительства РФ от 30.09.2004 N 504"О перечне имущества, относящегося к федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов".